Ольга Матвеева. Intrusion/Вторжение (книга и принт)

Ольга Матвеева. Intrusion/Вторжение (книга и принт)

5000,00 

1 в наличии

Детали

Вес 400 g
Габариты 14 × 18 cm

Отзывы

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “Ольга Матвеева. Intrusion/Вторжение (книга и принт)”
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Need Help? Contact Us Leave Feedback

Categories: ,

Tag:

Проект “Intrusion/Вторжение” представляет собой серию постановочных и документальных фотографий, снятых в Сербии и России в 2015-2016 гг. и собранных вместе в метафоричную историю, состоящую из мифологических образов и легенд, отсылающих нас к неизбежно повторяющимся вехам истории.

Согласно древним легендам, вампиры появились на земле вместе с первыми людьми. Они менялись, мутируя и приспосабливаясь. Если трактовать вампиризм шире мифа об аристократических кровопийцах, терроризирующих окрестности, то можно предположить, что каждый из нас носит внутри не проявленный до поры элемент, способный превратить человека в жаждущее крови чудовище. История движется по спирали – при внешних изменениям суть явлений и их форма по большей части повторяют предыдущие. Тенденции, свойственные самым жутким векам человечества, воспроизводятся, будь то правители-тираны и их режимы, междоусобные войны, геополитический передел сфер влияния, строительство империи на ближнем востоке, новая инквизиция и крестовые походы, засилье суррогатных общественно-политических идей, транслируемых лидерами государств и тому подобное. Ужасное и прекрасное меняются местами: в войне мы видим буйство сродни сексуальному, в сексе – отчужденность смерти, а сама смерть приобретает зловещую эстетическую глубину. На деле же маска любого вампира – просто символ глобального обмана, и романтизация образа – дело рук самих причастных к кровавому культу. Его действия напоминают жизненный цикл вируса. И тут происходит самое главное – жертва постепенно становиться соучастником. Мы принимаем эту игру, и возможно все это не столько способ конформизма, сколько наша генетическая предрасположенность, дающая шанс спастись в кризисный момент? Анабиоз вместо небытия, в то время как реальная жизнь остается за кадром. Такие близкие и в то же время разные – части государств, мифы, половые органы – все сливается в бесконечном стремлении вторгаться и принимать, отдавать и поддаваться, обладать и принадлежать. Засаленная линза проецирует страшные фигуры с поломанными крыльями на черные фасады домов. Эти формы ведут нас из ночи в ночь, искажая и трансформируя тела, но мы уже согласны на все. Губительные взрывы заливают небо разноцветными фейерверками, но каждый уже поужинал и украдкой смотрит из окна своей душной спальни.

 

Тираж 10 копий

Принт 12х16 см