Сеанс 57/58. Конец истории

Сеанс 57/58. Конец истории

420,00 

 

Нет в наличии

Детали

Вес 1100 g
Габариты 23 × 28 × 2 cm

Отзывы

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “Сеанс 57/58. Конец истории”
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Need Help? Contact Us Leave Feedback

Categories: ,

От редакции

Наше отношение к прошлому всегда зависит от настоящего. В России сегодня озаботились Историей (именно так – с большой буквы). О ней говорят депутаты, чиновники и просто граждане. Идет широкая общественная дискуссия о новых учебниках для школ, особом понимании исторического пути нашей страны и «возвращении к истокам». «Страна непредсказуемого прошлого» на глазах превращается в страну, где история – не просто память, но идеология и политика. Два своих новых выпуска «Сеанс» посвятил изучению того, как исторический жанр вторгается в тело кинематографа: отечественного и мирового.

В «Сеансе №57-58», который открывается отчетом о главной российской премьере этого года — «Сталинграде» Федора Бондарчука, — мы говорим об авторском понимании и рецепции истории. Один из центральных блоков целиком посвящен работе с материей памяти Андрея Тарковского, Стивена Спилберга, Никиты Михалкова, Ларса фон Триера. Примыкает к этим авторам Эрнст Любич, о котором Андрей Андреев пишет как об «историческом» режиссере.

О том, как буквально «рисует» историю документальное кино – пишет Елена Фанайлова.

Фундаментальное исследование сближений кинематографа с городской герильей представляет Михаил Трофименков в своем материале «Свинцовые годы». О монтаже как орудии Истории пишут Юрий Цивьян, Михаил Ямпольский и Олег Ковалов в блоке «Теория кино».

 

Содержание

 

ПОСЛЕ ПРЕМЬЕРЫ // Сталинград
Дары волхвов // Денис Горелов
Критики о фильме
Время — кровь. Хрестоматия
КРУПНЫМ ПЛАНОМ // Спилберг / Михалков / Фон Триер / Тарковский
Стивен Спилберг: откровение для Оскара и Авраама // Василий Степанов
Никита Михалков: битва на небесах // Василий Корецкий
Ларс фон Триер: раненая память // Наталья Ларанжина
Андрей Тарковский: память и след // Михаил Ямпольский
ИСТОРИЯ КИНО // Эрнст Любич
История на крупных планах // Андрей Андреев
МЕЛОВОЙ КРУГ // Свинцовые годы
Смерть за работой // Михаил Трофименков
По направлению к «третьему кино» // Фернандо Соланас, Октавио Хетино
ГЕОГРАФИЯ КИНО // Go east
Чехия: параллельное прочтение // Ольга Серебряная
Венгрия: история как конец икоты // Василий Степанов
Румыния: тишина в аквариуме // Ксения Рождественская
Польша: ловушки прошлого // Ирина Рубанова
AD MARGINEM // Нарисованная история
Обсессии и атомные бомбы // Юрий Болотов
Память, говори // Елена Фанайлова
ТЕОРИЯ КИНО // Монтаж
История как ассамбляж // Михаил Ямпольский
Теории монтажа: Америка — Советский Союз // Юрий Цивьян
Технология озарения // Олег Ковалов
Внутренняя вселенная // Алексей Артамонов
История, параллельная и последовательная // С Карло Гинзбургом беседует Наталия Мазур
BLOW-UP // Fin de l’histoire
Жить и рассказывать // Александр Секацкий
Мудрец как фотограф // Борис Гройс
IN MEMORIAM // Алексей Герман
Невозможность «проверки» // Михаил Ямпольский