Маурицио Лаццарато. Марсель Дюшан и отказ трудиться

Маурицио Лаццарато. Марсель Дюшан и отказ трудиться

400,00 

2 в наличии

Детали

Вес 300 g
Габариты 15 × 21 cm

Отзывы

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “Маурицио Лаццарато. Марсель Дюшан и отказ трудиться”
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Need Help? Contact Us Leave Feedback

Categories: ,

Tag:

Книга итало-французского философа и политического активиста Маурицио Лаццарато (род. 1955) посвящена творчеству Марселя Дюшана, изобретателя реди-мейда. Но в центре внимания автора находятся не столько чисто художественные поиски знаменитого художника, сколько его отказ быть наёмным работником в капиталистическом обществе, его отстаивание права на лень. Обложка. 96 с., илл. Тираж 700 экз.

 

Маурицио Лаццарато (р. 1955, Италия) — философ, политический активист.
Автор исследований в области биоваласти и современных медиа.

Среди тем, занимающих М. Лаццарато, — проблемы «когнитивного капитализма» и «нематериального труда». В своих исследованиях неоднократно обращался к материалам современного искусства и кинематографу.
Участвовал в Венецианской биеннале 1998 года совместно с Groupe Knobotic Research.
В настоящее время живёт в Париже.

ФРАГМЕНТ

 

 

Из «Вступления»

«Джон Кейдж хвалился, что ввёл в музыку тишину, а я горжусь, что восславил в искусстве лень», — как-то сказал Марсель Дюшан1. «Великая лень» Марселя Дюшана произвела в искусстве куда более радикальный и долговременный переворот, нежели кипучая творческая активность Пикассо с его 50 000 произведений.

С одной стороны, Дюшан расширяет поле действия, имея в виду не только наёмный труд, но и все предписываемые обществом обязанности и социальные роли (женщина/мужчина, потребитель, клиент, посредник, безработный и т.д.). Подобно несметному количеству отправляющих эти функции персоналий, художник подчиняется не хозяину, а арсеналу механизмов власти. Как и весь «человеческий капитал», образцом которого творец стал для неолиберализма, он вынужден уклоняться не только от давления «внешних» властей, но и от давления собственного «эго» (творческого — для художника или предпринимательского — для того самого человеческого капитала), дарующего и тому и другому иллюзию свободного бытия.

С другой же, Дюшан позволяет осмыслить и претворить в жизнь «отказ работать» исходя из этико-политического принципа, не признающего труд. Так он выводит нас из заколдованного круга производства, производительности и производительных сил. Труд был одновременно и сильной, и слабой стороной коммунистического учения. Эмансипация труда или эмансипация посредством труда? Безысходная двусмысленность.

Рабочее движение существовало лишь потому, что стачка была одновременно и отказом трудиться, и не-движностью, радикальным бездействие2, бездеятельностью, и остановкой производства, притормаживавшей обязанности, роли и иерархию разделения труда на заводе. Рассматривать как проблему только один аспект борьбы, а именно размах движения, значит сделать из него помеху, превратившую рабочее движение в ускоритель производительности и индустриализации, в поборника труда. Другие аспекты борьбы, в том числе «отказ работать», не-движность или бездействие, оказались на обочине неолиберализма или были в нем недостаточно проработаны.