Сеанс № 74. Fellini

Сеанс № 74. Fellini

1100,00 

2 в наличии

Детали

Вес 500 g
Габариты 23 × 27 cm

Отзывы

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “Сеанс № 74. Fellini”
Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Need Help? Contact Us Leave Feedback

Categories: ,

Tag:

Иногда приходится слышать, что Феллини и его кино устарели, что новое время и новый зритель требуют нового зрения. Так говорят глупые люди.

Феллини, имея авторитет первого кинематографиста мира, не любил рассуждать о современности и актуальности. Он полагался не на технику, а на волшебство и куда охотнее описывал не приемы, а своих героев — Джельсомину, Кабирию, Казанову, Сарагину, Градиску. Описывал словами, которые обременительны для наукообразного теоретизирования: душа, надежда, страдание или милосердие. Как их измеришь?

Когда‑то его имя гремело на всех континентах. Сейчас оно гремит в вечности. Кто слышит — тот слышит. При жизни его одинаково почитали по обе стороны железного занавеса. А с его уходом в 1990-е как будто ушла и прекрасная, романтичная эпоха, когда великие режиссеры были еще и учителями жизни — милосердными к людским слабостям и смягчавшими нравы.

Образы Феллини — детский рисунок, лишенный полутонов и подтекстов: клоуны на пыльной дороге, ветер, несущий мишуру отшумевшего карнавала, бескрайнее море, омывающее маленький городок. В его мире все будто увидено впервые, названо точно и правильно — так Адам давал имена вещам и явлениям. Как же не хватает сегодня этого умения посмотреть на мир наивным взглядом, не ища в нем подвоха. Веселье в его фильмах хмельное и безоглядное, ночные площади, залитые мертвенным светом фонарей, таинственны и страшны, а море, как ему и положено, манит. И в этой неизменности фактов бытия Феллини безусловно современен, как современны Данте и Сервантес, Бах и Моцарт, Боттичелли и Рафаэль. Могут ли устареть взгляд ребенка и мудрость пророка?

Он снимал разное кино, для одних — социальный реалист, для других — фантазер и фокусник, для третьих — мастер гротеска и сатирик. Но даже его сатира — метафизична, он не обвиняет, а скорбно констатирует неизбежное вырождение мира, из которого уходит душа; так в пустоте Казановы видится воплощение любого общества, объявившего своим идеалом массовое потребление и гедонизм. Это не вчера началось и кончится не завтра. И что ты скажешь на это? Только: «Аза‑низи‑маза!»

СОДЕРЖАНИЕ

ЖИЗНЬ

Детство, юность… остальное — фильмы | Набросок к биографии
Майя Кононенко

Пересказанному верить | Истории, рассказанные другом
Тонино Гуэрра

Феллини сто лет спустя | Феллини в СССР
Лора Гуэрра

Голос Феллини | О природных наклонностях и технике письма
Андрей Хржановский

Говорит Федерико Феллини | Из интервью разных лет
Подготовила Евгения Литвин

От неореализма к карнавалу | Лекция, прочитанная ранней весной
Алексей Гусев

Рим Феллини и Рим Пиранези
Аркадий Ипполитов

ФИЛЬМЫ

Огни варьете | Селфи на фоне эпохи
Василий Степанов

Белый шейх | Лучшая из иллюзий
Павел Пугачев

Маменькины сынки | Накануне отъезда
Лилия Шитенбург

Дюбовь в городе | Смешанные чувства
Дарья Серебряная

Дорога | Лучший способ путешествовать
Вероника Хлебникова

Мошенничество | Надуть или надуться?
Игорь Манцов

Ночи Кабирии | Omnes una manet nox
Михаил Щукин

Сладкая жизнь | Праздник чужой жизни
Зинаида ПронченкоБоккаччо-70 | Один билборд на границе Рима
Алиса ТаежнаяВосемь с половиной | С чистого листа
Алексей Васильев

Джульетта и духи | Попрощайтесь с реальностью
Вероника Хлебникова

Три шага в бреду | Новая пьеса про старое кино
Вадим Рутковский

Сатирикон Феллини | Однажды в Риме
Артемий Королев

Клоуны | Улыбки и пощечины
Алина Рослякова

Рим Феллини | Город — полная чаша
Василий Степанов

Амаркорд | Драма — на крупном, комедия — на общем
Всеволод Коршунов

Казанова Феллини | Влюбленный натюрморт
Майя Кононенко

Репетиция оркестра | Пессимистическая комедия
Алина Радзивилл

Город женщин | Желание есть, объекта нет
Василий Корецкий

И корабль плывет | Волнуется полиэтилен
Ксения Рождественская

Джинджер и Фред | Жизнь — рекламная пауза
Вероника Хлебникова

Интервью | История одного молчания
Михаил Щукин

Голос луны | Сенильное небо
Дарья Серебряная

Формат: 23,5 см × 27,5 см. — Мягкий переплет. — 240 стр. : ил. — 16+