Виктор Агамов-Тупицын. Темный музей

Виктор Агамов-Тупицын. Темный музей

640,00 

3 в наличии

Детали

Вес 250 g
Габариты 15 × 21 cm

Отзывы

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “Виктор Агамов-Тупицын. Темный музей”
Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Need Help? Contact Us Leave Feedback

Categories: ,

Tag:

В своей книге «Тёмный музей» Виктор Агамов-Тупицын пишет о художественных и текстуальных объектах, освобожденных от утопической привязки к месту и существующих в постоянной пульсации и движении. Эти объекты и составляют то неопределенное не-место, где появляется возможность для отношений вербального и визуального. Через объективацию подобной неопределенности автор обращается к восприятию и к оптике бессознательного.

Для автора мы являемся «экскурсантами» Тёмного музея, фланирующими между первым (визуальным) миром и вторым (концептуальным). Еще одним условием, добавляющим неопределенности нашему местонахождению, является представление о том, что Тёмный музей — это место без света, то, что нужно было бы «осветить», должно оставаться незамеченным. Символом подобного опыта перехода будет «образ» художника, сфотографировавшегося с пиратской повязкой на одном глазу, — образ закрытого глаза, который, чтобы увидеть (и быть увиденным), остается незамеченным. То, что мы можем увидеть глазом — это область сознания, то, что запечатлевается «машиной зрения» — область бессознательного. В этой игре двойного отрицания (игре свето-тени, дабл-байнда) у автора участвуют: Жак Лакан, Шанталь Муфф, Ален Бадью, Славой Жижек, Стефан Малларме, Тристан Тцара, Андрей Монастырский, Джексон Поллок, Сергей Третьяков, Свен Гундлах, Лиса и др. В книгу вошли статьи и эссе разных лет, в которых автор исследует переход Казимира Малевича от живописи (письма) к кино через кодировку «образа-движения» Жиля Делёза, рассматривает зеркальное взаимодействие театральных жестов Ги Дебора и Майкла Фрида, погружается в бессознательное русского Дада, предлагает критику акций джихадистов в Париже и (следуя за колобком Московской концептуальной школы) пишет о нью-йоркских букинистических трипах, рассуждая о Пушкине как о возможном выражении смысловой конструкции «son of a gun».
176 стр, иллюстрации